НОВОСТИ БИБЛИОТЕКА    КЛАССИФИКАЦИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Pieris napi L. - Брюквенница и Pieris melete Men. - Восточная лесная белянка

Эти виды рассматриваются совместно в связи с тем, что за последнее время в лепидоптерологической литературе возникло направление о существенных изменениях в систематике группы Pieris napi - melete.

Л. Шелюжко (Sheljuzhko, 1960, 1963, 1964), основываясь на просмотре больших коллекционных материалов европейских музеев и критического просмотра литературных источников, считает, что на Амуре и Уссури вида Р. napi вообще нет, а есть лишь подобный совершенно самостоятельный вид Р. dulcinea Bull., который соответствует, в моем понимании, подвиду Р. napi pseudomelete Vrty. с его весенней формой Р. n. orientalis Oberth. Вид же Р. napi, вернее его подвид Р. n. euorientis Vrty., распространен только в Восточном Забайкалье. По мнению Л. Шелюжко, на Дальнем Востоке Советского Союза и в сопредельных странах распространены следующие виды и их формы из группы napi - melete: Р. melete Men. f. orientis Oberth., весенняя форма; P. melete Men f. amuri Shelj., летняя форма. Последний подвид распространен в среднем Приамурье, в Приморье и в Маньчжурии. Р. melete minor Vrty. и Р. m. chaohsienica Bryk известны с п-ова Корея, а Р. m. tomariana Mats, только с о. Кунашир.

О систематических отношениях других подвидов Р. melete, распространенных в Японии, Китае и на Сахалине, автор ничего не говорит. На юге о. Сахалин, как указывают М. Хори и К. Тамануки (Hori et Tamanuki, 1937) - авторы известной сводки по фауне дневных бабочек Сахалина, встречается и Р. melete Men. Р. dulcinea Butl. и его весенняя форма Р. d. pseudomelete Vrty; (это видовое название ранее относилось к подвиду Р. melete, известному из северо-восточных частей п-ова Корея), по данным Л. Шелюжко, распространены в Приамурье от с. Покровки (верховье Амура) до Хабаровска и оттуда к югу до Сучана. Если на материке в области развития приамурской (маньчжурской) фауны этот автор отрицает присутствие вида Р. napi, то для Курильских островов он указывает подвид этого вида Р. n. kurilina Bryk, а для Сахалина подвид Р. n. sachalinensis Nakahara. Далее автор, ссылаясь на мои работы (Куренцов, 1941а и 1957), в которых описан подвид Р. n. sichotensis Kurenz., утверждает, что последний является весенней формой Р. m. orientis Oberth., доказывая это тем, что данная форма значительно крупнее весенней формы Р. napi. Затем, автор считает невероятным, что описанный мною горный подвид Р. napi имеет в году одну лишь генерацию. Повторяя ошибочность некоторых немецких энтомологов, объединяющих в "Kustengebiet" всю горную область Сихотэ-Алиня от Николаевска-на-Амуре и до Сучана, Л. Шелюжко, вероятно, предполагает, что вся эта огромная территория является в экологическом отношении однообразной, где всюду должно наблюдаться развитие двух генераций названных бабочек.

Наконец, я не могу согласиться с Л. Шелюжко, утверждавшим, что биотопы как Р. napi, так и Р. melete еще почти не известны и экологический критерий при изучении их внутривидовых таксонов не может быть оправдан.

Очевидно, автору остались неизвестными многие эколого-географические работы последних трех десятков лет (Куренцов, 1936б, 1938, 1941а, 1947, 1959б, 1952, 1961, 1962, 1965, 1966б), в которых с большой детализацией дана характеристика трех фаунистических зон (широколиственных и смешанных лесов, темнохвойной тайги и альпийского пояса) горной страны Сихотэ-Алиня. Поэтому, принимая во внимание, что Р. melete никогда вертикально не идет выше зоны широколиственных и смешанных лесов, т. е. не выше 1000 м над ур. м., никак нельзя согласиться с тем, что подвид Р. n. sichotensis, как это уверяет автор, имеет близкие генетические отношения к виду Р. melete. Можно было бы еще говорить о морфологических более близких связях Р. dulcinea и Р. napi sichotensis, так как между весенней формой первого вида и вторым подвидом имеются некоторые общие черты в окраске.

Вообще попытки автора внести новое в систематику внутривидовых форм белянок группы melete - napi, хотя и дают ряд важных таксономических сведений, но в целом они не решают задачи генезиса видов и соподчиненных им мелких единиц названной группы. С нашей точки зрения, для этого необходимо располагать не только обширными коллекционными фондами музеев, но и достаточно точными полевыми эколого-географическими наблюдениями, которые делают исследования по систематике более полными, приближая их к комплексному решению этой проблемы.

Мы считаем, что Р. napi на Дальнем Востоке занимает обширный ареал, включая не только весь бассейн Амура, Сахалин и Курильские острова, но и Камчатку и Магаданскую обл. к северу до границы лесотундры. При этом на своем ареале этот вид образует несколько подвидов, которые часто являются диморфными. Так, к северу от Амура распространен подвид Р. n. kamtschadalis Bang-H., который отмечен и в северной части Сахалина (Matsumura, 1925). Он имеет как светло-желтую, близкую к bryoniae форму, так и белую форму, которые обычно встречаются в одних и тех же условиях. Как известно, Ц. Лорковик в одной из своих работ (Lorkovic, 1962), основываясь на изучении изолирующих факторов в формообразовании у бабочек белянок, приходит к выводу, что форма bryoniae не является законченной стадией видообразования у Р. napi, и предлагает обозначать как semispecies. Принимая во внимание, что желтая форма брюквенницы распространена как в горах Европы, так и по северу Евразии, он делает предположение о возникновении этой формы под влиянием близких более суровых климатических условий. Однако существование обеих форм Р. napi в одних и тех же экологических условиях и одновременное их появление указывают на то, что в данном случае мы имеем дело с двумя генетически обусловленными формами, которые еще не вступили на путь эколого-географической изоляции.

Близким к восточносибирскому Р. n. kamtschadalis является североамериканский подвид Р. n. preudobrioniae Vrty., который распространен на Аляске, в Канаде и в горах до Калифорнии (Hovanitz, 1962).

В бассейне Амура и на Уссури Р. napi, являясь характерным видом смешанных и широколиственных лесов, имеет, как уже говорилось ранее (Куренцов, 1941а), также две формы. Одна форма имеет испод крыльев бледно-желтый и с более светлыми чешуйками по сторонам жилок. У второй формы низ крыльев почти белый, а опыление по жилкам темно-бурое. Между этими формами есть и переходные экземпляры. Появление первой формы на юге Приморья начинается во второй половине апреля и лёт продолжается до середины мая, а вылет второй формы происходит позднее недели на две, и она встречается до половины июня. Вторая форма распространена дальше к северу и вертикально проникает до высоты 700-800 м над ур. м., т. е. до верхней границы смешанных лесов. Описанная мною из южною Сихотэ-Алиня экологическая раса napi sichotensis (рис. 19) из зоны темнохвойной тайги Сихотэ-Алиня (1500 м) представляет в известной степени копию второй формы, но вдвое ее больше и летает она в конце июля. Вполне возможно, что Р. n. sichotensis возникла симпатрически в результате вертикального расселения и локализации в горах одной из весенних форм этого вида, если только она сама не является исходной формой последних, широко расселившихся в настоящее время в смешанных и широколиственных лесах Приморья и Приамурья.

По нашим наблюдениям, в Приморском крае гусеницы Р. napi и Р. melete развиваются на резухе (Arabis hirsuta), растущей обыкновенно по песчаным наносам лесных рек.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://butterflylib.ru/ "ButterflyLib.ru: Бабочки"