НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КЛАССИФИКАЦИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






01.11.2013

Нам плюшкиных не хватает!

Сергей Андреев родился в Новомосковске в 1956 году. Сначала получил профессию столяра, затем с отличием окончил Правдинский лесхоз-техникум в Подмосковье по специальности «мастер леса».

Собрал крупнейшую в регионе коллекцию насекомых, в т. ч. 18,5 тысячи бабочек и более 4 тысяч других ползающих и летающих. Вместе с коллегами занимается организацией выставок живых «крылатых красавиц» в районных центрах Тульской области. Поговорить с ним есть о чем.

- Энтомологи — это кто?

- В обывательском представлении энтомолог, то есть человек, отлавливающий и коллекционирующий бабочек, – это либо хлипкий мальчуган, гоняющийся за крапивницами по летнему лугу, либо седой старикан, с наслаждением пришпиливающий очередной экземпляр булавкой к деревяшке и кроме этого более ничего знать и делать не желающий. Но это в обывательском представлении. Я более сорока лет занимаюсь энтомологией на профессиональном уровне, приходится порой совершать многокилометровые переходы, подниматься в предгорья, мерзнуть в палатке. Было дело, нос к носу встречался с тигром и медведем. Понятно, что для такого увлечения необходимо находиться в хорошей физической форме, обладать серьезными туристическими навыками, иметь не панамку и детский сачок, а профессиональную экипировку.

Первую свою бабочку я поймал в Белевском районе, в окрестностях деревушки Будоговищи. Это был махаон, бабочка довольно распространенная. Было мне тогда десять лет. Сразу почти понял, что это мое увлечение всерьез и надолго. Оказалось – навсегда.

Поездить мне, действительно, пришлось. С друзьями-единомышленниками побывали в Монголии, Приморье, Армении, на Приполярном Урале, на Валдае, в Поволжье, Крыму. Недавно вот вернулся из Таиланда. Если говорить о самых ценных моих «трофеях», то это, к примеру, бабочка Парнассиус Феб. Непосвященному читателю это название ничего не скажет, зато знаток оценит. Поймана на Приполярном Урале. Еще, пожалуй, Зефир Роскошный — редчайшая бабочка. Поймана в Приморье сачком, который подарили мне американские коллеги. Кстати, чтобы найти редкую бабочку, вовсе не обязательно ехать за тридевять земель. Например, на речке Улыбыш в Кимовском районе удалось добыть Сенницу Болотную. Бабочка на вид невзрачная, но очень интересная и очень редкая. На реке Осетр коллеги видели Подалирия. Этот тоже не велик, но красив, элегантен. Ранее считалось, что у нас он не встречается. Так что и здесь есть за кем с сачком побегать.

- А так ли уж это надо? То есть в чем вы видите смысл и своего увлечения, и коллекционирования вообще?

- А стоит ли жить вообще без увлечений? К примеру, я, начав заниматься бабочками, попутно увлекся геологией, минералогией и много еще чем. Сами поездки – это и познание, и предощущение чего-то необычного, и азарт. Что же касается коллекционирования вообще, то начавший собирать марки, монеты, почтовые открытки, даже спичечные коробки или этикетки, неизбежно изучает географию, историю, социологию. Причем не из-под палки, а с энтузиазмом, последовательно и глубоко.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние коллекционирования в стране вообще, если уж оно имеет такую серьезную образовательную нагрузку?

- Увы, оно ужасающе. В Новомосковске в конце 80-х годов только зарегистрированных филателистов, а филателия – это одно из базовых направлений коллекционерства, насчитывалось 800 человек. Поровну — взрослых и детей. Действовал клуб. Все это сгинуло. Почему? Государство не поддерживает – раз. Два – очень стало все это дорого. Обычный кляссер для марок не купишь. Нынешние мальчишки и девчонки и слов таких не знают – филателия, нумизматика, бонистика, филокартия. А ведь пацан, увлеченный марками или старинными монетами, значками, бабочками, наконец, не пойдет за гаражи хлебать пиво или того хуже – нюхать клей. Ему не до этого, он находится в процессе познания. Эти увлечения почти не стимулируются ни в школе, ни дома. Знаете, к чему это приводит? Недавно я проводил выставку в Щекине. Умный такой парень — сразу видно, что под 100 баллов на ЕГЭ наберет — переспросил меня: «Извините, а Тульский край – это окраина Тулы?»

- Не хотелось бы на такой пессимистичной ноте беседу завершать. Может, припомните что-нибудь яркое, неординарное из своей коллекционерской жизни?

- Коллекционерство – это, прежде всего, люди. Личности встречаются потрясающие. Взять, к примеру, Надежду Редькину, к сожалению, несколько лет назад ушедшую из жизни. Ее коллекция раковин, моллюсков и прочих даров моря не знает аналогов. В коллекции Владимира Замотина более 6 тысяч значков. В 70-е годы был у меня знакомый, который коллекционировал анекдоты, в том числе политические. Поначалу хранил их исключительно в памяти – по понятным причинам. А когда количество стало зашкаливать, научился записывать в крохотную книжечку перышком не толще человеческого волоса.

Завершить бы я хотел вот на чем. Мало кто знает, что у знаменитого гоголевского Плюшкина был реальный прототип. Живя в Псковской губернии, настоящий Плюшкин за свою жизнь собрал четыреста ящиков не какого-нибудь хлама, как у книжного персонажа, а разного рода раритетов. После его смерти все собранное отправили в Санкт-Петербург, в Эрмитаж. Вот таких плюшкиных нам сегодня катастрофически не хватает.

Андрей Лифке


Источники:

  1. tulasmi.ru









© Злыгостев А.С., 2010-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://butterflylib.ru/ 'Чешуекрылые, бабочки, мотыльки, моли'
Рейтинг@Mail.ru